Обновление от 10.05.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Белле Ахатовне Ахмадулиной.


Передачи


Читает автор


Память о Белле


Новости


Народная любовь


Избранное:

Статьи

Белла Ахмадулина. Документальное кино «А напоследок я скажу», 2012

Ее исключили из института за отказ поддержать кампанию травли Пастернака.

В ее жизни был развод с Евтушенко, замужество с Нагибиным, скоротечный роман с Шукшиным, счастливый брак с Мессерером. Выступления в защиту опальных друзей и просто людей достойных: Бродского, Войновича, Владимова, Сахарова. Встречи с Высоцким и Мариной Влади, поездка к Набокову…

Белла Ахмадулина - символ поколения. Хрупкая снаружи и жесткая внутри. Со своими друзьями-поэтами, среди которых - Андрей Вознесенский и ее первый муж Евгений Евтушенко - в 60-ые годы завоевывала залы и стадионы. Взятая ими Большая аудитория Политехнического стала символом "оттепели". В 70-ые Ахмадулина не сходила с экранов телевизоров: поэтические вечера в концертной студии Останкино собирали огромную аудиторию. Ахмадулина обладала особым даром чтения стихов с эстрады. Её тихий голос невозможно было забыть.

"Это - портрет красоты" - сказал ее друг, писатель Андрей Битов, когда мы попросили его нарисовать словесный портрет Беллы.

В нашем фильме о Белле Ахмадулиной рассказывают ее дочери Анна и Елизавета. Они воспитаны мамой, согласно словам Пастернака: "быть знаменитым некрасиво". Они прекрасно понимали с малых лет, что есть мама и есть поэт Ахмадулина. Они всего лишь дочери своей мамы и крайне редко общаются с прессой. Но на этот раз сестры сделали исключение и пригласили съемочную группу на дачу в знаменитое Переделкино.

В фильме впервые прозвучат миниатюры, "домашние" стихи, которые она писала на открытках, поздравляя дочь Аню с праздниками. Основным рассказчиком в их семье, а следовательно, и у нас стала Елизавета, удивительно похожая на свою маму.

Беллы Ахмадулиной не стало в 2010-м. Она ушла почти сразу вслед за Аксеновым и Вознесенским, своими друзьями. Но мы не будем об этом. Ибо, как сказал тот же Битов: "Красота вещь непойманная. Она только живая и она только живет".

В фильме приняли участие:

Андрей Битов, писатель, Зоя Богуславская, литератор, вдова Андрея Вознесенского, Владимир Войнович, писатель, Анна Ахмадулина, дочь,

Елизавета Кулиева, дочь, Борис Мессерер, муж, художник, Евгений Попов, писатель, Евгений Рейн, поэт.

Сценарий: Ольга Державина, Александр Сенаторов

Режиссер: Ирина Крячко

Продюсеры: Валентина Пиманова, Олег Вольнов

Белла Ахмадулина – символ поколения 60-х. Со своими друзьями-поэтами она покоряла залы и стадионы. Их выступления у памятника Маяковскому собирали толпы людей, а большая аудитория Политехнического просто стала символом "оттепели". На вечера поэзии, проходившие в Политехническом музее, просто невозможно было попасть.

У Марлена Хуциева в его знаменитом фильме "Застава Ильича" есть эпизод, где герои сидят в битком набитом зале и слушают, как свои стихи читают Евтушенко, Вознесенский, Рождественский и, конечно, Белла Ахмадулина. Ахмадулиной 25 лет, она недавно окончила Литературный институт. И уже вышел ее первый сборник под названием "Струна". Казалось, она не случайно так назвала свою первую книгу: ее голос звучал, как натянутая струна. И забыть это было невозможно.

Белла по-итальянски означает "красавица". Кстати, звали ее Изабелла. Так в 1937 году родители нарекли младенца, как им казалось, на испанский манер. Но потом Ахмадулина потребовала, чтобы имя сократили. За ней закрепилось имя Белла. По материнской линии в роду были обосновавшиеся в России итальянцы, а у отца были татарские корни, которыми Ахмадулина очень дорожила.

Откуда на нее нахлынула поэтическая благодать, теперь уже не узнает никто. Правда, в детстве бабушка все время читала ей Пушкина и Гоголя. Однажды к родителям пришли гости и, как это водится, спросили 5-летнего ребенка: "Ну, кем ты хочешь быть?". Она, насупившись, ответила: "Литератором". Сходив один раз в школу, Белла на целых три года решила ею пренебречь. Потом вдруг выяснилось, что, вопреки пренебрежению, она пишет хорошо и без ошибок. Объяснить это можно, наверное, лишь тем, что дар у нее был божественный.

Первые стихи Беллы Ахмадулиной появились в журнале "Октябрь" в 1955 году. И молодую талантливую девушку сразу заметили. Павел Антокольский назвал ее "птенчиком орла". По совету родителей Белла готовилась на журфак, но не поступила, поскольку не читала газету "Правда" и не знала, о чем там пишут. Зато легко поступила в Литинститут. Талантливая красавица стала там королевой. Волшебная смесь русской, татарской и итальянской крови, отразившаяся в чертах лица, никого не могла оставить равнодушным. В нее были влюблены все молодые поэты. Но Белла отдала предпочтение Евтушенко.

Влюбленные часами бродили по Москве, взявшись за руки. Читали друг другу стихи, легко ссорились, легко мирились. Евтушенко вспоминал, что то и дело забегал вперед, чтобы заглянуть в ее "бахчисарайские глаза". Однажды написал ей стихи на тетрадном листе и повесил его на ветку дерева. Евгений Александрович тогда несерьезно относился к своим стихам: мог написать и забыть. Так однажды во время ссоры с Беллой родились строчки: "Со мною вот что происходит - ко мне мой старый друг не ходит, а ходят в праздной суете разнообразные не те…". Евгений Александрович совершенно забыл про это стихотворение и был несказанно удивлен, когда услышал песню на свои стихи в фильме Эльдара Рязанова "Ирония судьбы, или С легким паром!".

Белла посвятила мужу поэму "Сказка о дожде". Ахмадулина и Евтушенко были прекрасной парой – оба молодые, талантливые, оба любили красиво одеваться. Евтушенко первым в Москве начал носить модный нейлоновый костюм. Ахмадулина с юности одевалась нестандартно с точки зрения советских людей. Мама, работавшая переводчиком в советском посольстве в Соединенных Штатах, присылала Белле посылки с одеждой. К тому же у студентки была особая по тем временам роскошь – автомобиль. Это очень раздражало окружающих.

Две яркие индивидуальности, Евтушенко и Ахмадулина, к сожалению, не смогли долго существовать вместе. Их брак продлился всего три года. Евгений будет винить себя за то, что, опасаясь за свою и ее творческую свободу, уговорил жену прервать беременность. И в наказание Бог послал потерю любви и приговор врачей: Белла не сможет иметь детей. Через два месяца тоски и отчаяния Евтушенко попытался повернуть время вспять и примчался к Белле ночью, захватив с собой шампанское и ананас. Но дверь Белла не открыла. Что переживала она в тот момент, остается лишь догадываться.

О талантливом поэте Ахмадулиной еще в годы ее учебы прослышали, и потянулись в Литературный институт те, кому потом посчастливится стать ее друзьями. "В Ленинград дошли какие-то слухи о том, что в Москве появился поэт – девушка. И мы пришли в Литературный институт, написали ей записку, положили просто на порог института, камнем прижали и оставили свой телефон, - вспоминает поэт Евгений Рейн. - Она позвонила и пригласила нас к себе".

Ее друзьями в разное время станут Андрей Вознесенский и Зоя Богуславская, Василий и Майя Аксеновы, Евгений Попов, Виктор Ерофеев, Владимир Высоцкий и Марина Влади, Михаил Жванецкий, Андрей Битов, Булат Окуджава. Белла Ахмадулина умела сохранять дистанцию, но если открывалась кому-то, то это было раз и навсегда.

В 1959 году с 4-го курса ее исключили из Литературного института. Формально - за неуспеваемость по ключевому для советского вуза предмету "Диалектический материализм". Однажды Белла перепутала и назвала диамат диабетом. Естественно, педагог посчитал эту оговорку проявлением цинизма. Профессор, впрочем, готов был поставить спасительную "тройку", но на его реплику: "Если бы вы хоть неделю занимались перед экзаменами, я уверен, что у вас были бы и то лучше успехи" - она тут же ответила: "Если бы я неделю занималась марксизмом-ленинизмом, то мой портрет висел бы между этими двумя…". В аудитории, как и положено, висели портреты основателей марксизма-ленинизма.

Но диалектический материализм не был истинной причиной отчисления Ахмадулиной из института. В 1958 году Борису Пастернаку за изданный за границей роман "Доктор Живаго" присудили Нобелевскую премию. В стране началась травля писателя, в народе получившая название "не читал, но осуждаю". Ахмадулина к тому времени действительно роман не читала, но поэта Пастернака боготворила, поэтому категорически отказалась участвовать в этой травле и подписывать письма протеста.

Вскоре Ахмадулину восстановили в институте, и она защитила диплом с отличием, но никогда не простила тех, кто участвовал в травле поэта. Не могла скрыть неприязнь к Корнею Чуковскому, вдруг забывшему дорогу к переделкинскому соседу, хотя и поздравившему нобелевского лауреата до начала опалы. Мстила Сельвинскому, несмотря на то что он дал ей рекомендацию в институт, назвав ее дарованием с чертами гениальности. Также она охладела к людям из-за отношения к Бунину, еще одному российскому лауреату Нобелевской премии. В ней бунтовало ее поэтическое "я".

Позже Белла скажет: "Литературный институт научил меня тому, как не надо писать и как не надо жить. Я поняла, что жизнь – это отчасти попытка отстоять суверенность души, не поддаться ни соблазнам, ни угрозам". Всю жизнь она будет идти против течения.

Вторым мужем Ахмадулиной стал Юрий Нагибин, известный советский писатель. Женившись на Белле, Нагибин записал в своем дневнике: "Она обрушилась на меня, как судьба". Он очень ее любил, многое прощал и многому научил. Их брак продлился 8 лет. За это время Белла несколько раз уходила и снова возвращалась. За Нагибиным тянулась слава Дон Жуана, брак с Ахмадулиной был у него пятым и не последним. Но, даже живя с другой женщиной, Нагибин продолжал безумно ревновать свою бывшую жену. Он никак не мог смириться с тем, что она нашла ему замену в лице кинорежиссера Эльдара Кулиева, сына легендарного поэта Кабардино-Балкарии Кайсына Кулиева. Особенно его раздражало, что новый избранник Беллы был намного моложе ее. В 1973 году наперекор всем прогнозам в результате этого романа у Беллы родилась дочь Елизавета. К этому времени у Ахмадулиной росла приемная дочь Анна. С ранних лет девочки были погружены в чудесный мир поэзии.

Казалось, Белла была такой разной. Та, которая любила, была женой и матерью. Та, которая ночью в тишине при свече с чашкой кофе склонялась над листом бумаги. Та, которая выходила на сцену и брала в плен любую аудиторию своим неповторимым голосом, наполненным музыкой слов. Та, которая встречалась с друзьями за дружеским столом. И та, которая жестко и отважно вставала на защиту тех, кого любила.

В 1964 году на экраны вышел замечательный фильм "Живет такой парень" Шукшина. На роль молодой журналистки Василий Макарович пригласил Беллу Ахмадулину. В сценарии о героине написано: странная и прекрасная. Кто больше Ахмадулиной мог соответствовать этому определению? Правда, Белла отказалась играть этакую инопланетянку, спустившуюся прямо в больничную палату брать интервью о подвиге у Пашки Колокольникова. "Сыграй, как сможешь", - сказал Шукшин.

Она выглядела, как говорят, органично, так как после школы действительно успела поработать в газете, а в дни отлучения от института побывала с выездной редакцией "Литературной газеты" в Сибири. Между режиссером этого фильма и поэтом вспыхнул непродолжительный роман. Когда они вместе приходили в гости, хозяева с изумлением смотрели на то, как на коврах оттаивает грязный московский снег с сапог странного человека в фуфайке – Шукшина. "Вы еще будете вспоминать, кто к вам заходил", - говорила им Белла.

У Ахмадулиной всегда было много поклонников. Одни ею восхищались и любили, другие пытались добиться ее дружбы, что было очень нелегко. Она далеко не всех подпускала к себе, предпочитая людей талантливых и интересных. С Андреем Вознесенским Беллу Ахмадулину связывала нежная дружба, они посвящали друг другу стихи. Казалось, Андрей с особым трепетом относится к Белле, и, возможно, он был в нее влюблен. Но коллизия разрешилась, как в старых романах: Андрей женился на Зое Богуславской.

В 70-е благодаря телевидению Ахмадулину узнали все. На ее стихи писали песни, поэтические вечера в концертной студии "Останкино" собирали огромную аудиторию. Тонкая, хрупкая, точно неземная, она обладала невероятно твердым характером. Бесстрашно вступалась за обиженных и отвергнутых, никогда не предавала и не изменяла своим взглядам. А образ прекрасной дамы, казалось, столь органичный для ее дара, позволял ей в обычной человеческой жизни оставаться загадкой вне времени и вопреки ему.

Третьим мужем Беллы Ахмадулиной стал известный театральный художник Борис Мессерер, сын знаменитого балетмейстера Асафа Мессерера. В вестибюле Дома кино тонкий художник увидел свою музу впервые, и это впечатление осталось на всю жизнь: "Она вошла в какой-то небрежно ниспадавшей с нее шубке, с взъерошенными волосами со снежинками и просто проследовала из одной двери в другую. Но при этом она – мы стояли с моим другом художником Левой Збарским – как-то неуловимо сделала нам привет ручкой. Я спросил Леву: "Кто это?". И он мне ответил: "Это Белла Ахмадулина"".

Удивительно, но к моменту знакомства с Беллой Мессерер не читал ни одного ее стихотворения. Он просто увлекся прекрасной дамой и лишь потом узнал, что она – талантливый поэт. Оказалось, что и живут они рядом. Они встречались, гуляя с собаками. Однажды Белла неожиданно предложила: "Приходите через два дня на дачу Пастернака, мы будем отмечать день его памяти". Затем еще были встречи. Как-то Мессерер пригласил ее в свою мастерскую. Попав туда, Белла осталась с Борисом навсегда. Борис Асафович бережно хранит лист ватмана со стихами Беллы, написанными в самом начале их романа: "Потом я вспомню, что была жива. Зима была, и падал снег. Жара стесняла сердце, влюблена была. ".

Мессерера называли "королем богемы". У него было множество друзей, ставших впоследствии друзьями Беллы. Во время застолий Ахмадулину просили почитать стихи. У нее был изящный слог и поразительное чувство слова. Ее стихи нелегки для восприятия, но она завораживала публику благодаря своей неповторимой манере чтения. Аудитория могла слушать ее часами.

Зимой под окнами переделкинской дачи на Новый год всегда наряжалась елка, которая сегодня стала огромной елью. Как обычно, людская молва не обходила поэта стороной. Молва и есть молва, будь то бабушки у подъезда спального района или дамы писательского дачного поселка. Все Переделкино возмущалось тем, что Ахмадулина не забирала Лизу из детского сада. "Она их очень любила, и Лизу, и Аню. Но у нее не было на это времени по-настоящему, - говорит Борис Мессерер. - Она очень мучилась из-за этого и всячески старалась детям объяснить, что она просто разрываема временем, делами".

По словам Бориса Мессерера, в Белле Ахмадулиной не было никакого тщеславия, желания печататься. Когда начинающие авторы спрашивали, что нужно сделать, чтобы их стали печатать, она могла сразу взорваться: "Зачем это вам нужно? Пишите, если вам пишется!" Своих дочерей она воспитывала согласно словам Пастернака: "Быть знаменитым некрасиво". И девочки с малых лет понимали, что есть мама, а есть поэт Ахмадулина, и они - всего лишь дочери своей мамы. Видимо, поэтому они до сих пор крайне редко общаются с прессой. Дочь Елизавета Кулиева убеждена: все, что могла передать своим детям ее мама, она передала: "Ее роль в нашем воспитании огромна. Времени и сил у нее было мало, но сделала она очень много".

С Борисом Мессерером Белла Ахмадулина прожила более 30 лет, называя его ангелом-хранителем. Белла Ахатовна совершенно не ценила свои творения: могла их подарить, потерять, просто забыть. Борис Асафович бережно собирал разрозненные стихотворения, написанные порой на салфетках и тетрадных листах. В итоге был издан целый четырехтомник.

Ахмадулина с мужем вопреки всему были независимы в поступках и в выборе друзей. Подружились с Владимиром Высоцким и Мариной Влади и благодаря им встретились с Набоковым, что для Беллы было очень важно. Музы покровительствовали ей, а она оставалась верной себе во всем. Взгляды Ахмадулиной на происходящее в стране ничем не отличались от взглядов ее ближайших друзей – писателей-диссидентов. Вместе с Мессерером она участвовали в создании скандально известного литературного альманаха - "Метрополя". Составителей альманаха исключили из Союза писателей, а большинство авторов прекратили печатать на долгие годы. Некоторые из них даже были вынуждены покинуть Советский Союз. Сама Ахмадулина позже говорила, что могла бы жить и работать за границей, но при единственном условии: если бы ее туда вышвырнули.

Однажды на концерте Ахмадулина получила записку: "Если не боитесь, то скажите ваше мнение о Бродском". Она сказала: "Один смелый аноним спрашивает меня, не боюсь ли я сказать слова приветствия Бродскому. Я очень боюсь, но я хочу сказать вам, что он – гений". В 70-е годы говорить о Бродском с эстрады было действительно опасно: он был запрещенным в стране поэтом и находился в вынужденной эмиграции. Но Белла готова была отречься от себя, почитая по справедливости любимца муз.

Когда академика Сахарова отправили в ссылку, Ахмадулина неожиданно поехала к нему. Просто для того, чтобы поддержать. С трудом пробилась сквозь милицейский кордон. А потом написала письмо в его защиту, которое было прочитано по "Голосу Америки". Для советского человека это грозило серьезными последствиями, которые предугадать было невозможно. Но бесстрашного поэта спасло только то, что американцы приняли ее послание за стихи: уж очень изящным слогом оно было написано.

За всю жизнь Белла не предала ни одного друга. Долгих 8 лет ее имя практически было под запретом. Ее не печатали, не разрешали выступать перед публикой и давать интервью. Но никакие лишения не могли сломить эту хрупкую, но такую сильную женщину.

В конце XX века поэты уже не собирали стадионы, им отводились лишь театральные и концертные залы, вполне способные вместить истинных ценителей поэтического слова. Неповторимый сценический образ Беллы, ее стильный силуэт, обычно с преобладанием черного – заслуга мужа-художника. Когда у поэтессы начались проблемы со зрением, Борис Асафович стал ее глазами. Они ходили, взявшись за руки – крепкий, основательный Мессерер и хрупкая, изящная Ахмадулина. Казалось, так будет всегда. Но судьба распорядилась иначе.