Обновление от 10.05.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Белле Ахатовне Ахмадулиной.


Передачи


Читает автор


Память о Белле


Новости


Народная любовь


Избранное:

Статьи

О Белле Ахмадулиной и свободе быть собой

Новость о кончине Беллы Ахмадулиной - вероятно, крупнейшего русского поэта нашего времени - огорчает необычайно.

Судьба ее, если смотреть в ретроспективе, сложилась очень успешно: ее стихи были впервые опубликованы в центральной печати, когда она только-только отметила восемнадцатилетие; признанная классиком, она получила почти все возможные премии как в своей стране, так и за рубежом; всё, что она хотела, чтобы было опубликовано, было опубликовано при жизни, включая прекрасно изданное трехтомное собрание сочинений; она была замужем за тремя выдающимися деятелями культуры, о каждом из которых уже написаны энциклопедические статьи. Однако куда важнее другое: как очень мало кто из видных представителей советской художественной интеллигенции, Белла Ахмадулина прожила жизнь, из которой и при смене общественно-политического строя не оказалось нужным вымарывать хоть какие-то страницы, оставаясь свободной и тогда, когда, как убеждали позднее многие, быть свободным было невозможно в принципе. Своей биографией Белла Ахмадулина доказала, что и при советской власти можно было, оказавшись автором книги, изданной во Франкфурте в год подавления "Пражской весны", продолжать жить и печататься в России, причем помехой этому не стало даже участие в неподцензурном альманахе "Метрополь". Вследствие разгоревшегося скандала Евгения Попова и Виктора Ерофеева исключили из Союза писателей, Семен Липкин и Инна Лиснянская в знак протеста и солидарности вышли сами, Василий Аксенов эмигрировал - Белла Ахмадулина во всем происходящим оставалась прежде всего поэтом, и когда другие за свободу боролись, она просто жила как свободный человек. Из людей, добившихся многого не только в искусстве, но и в статусной иерархии советского общества, Беллу Ахмадулину почти не с кем сравнить: на ум приходит, пожалуй, лишь имя Святослава Рихтера. Она много бывала за границей, причем в запретных для простых советских граждан "капстранах": в столице Франции она впервые оказалась в 28 лет, в 1965 году, затем в 1976-1977 гг. она прожила в Париже в квартире Марины Влади полгода! Специально съездила в Ниццу, чтобы познакомиться с Марком Шагалом, в Швейцарию - для знакомства с Набоковым (об обеих поездках она позднее написала в эссе "Робкий путь к Набокову")… В сорок лет, 18 мая 1977 года, ее избрали почетным членом Американской академии искусств и литературы - сама Ахмадулина в это время вела цикл лекций по русской литературе в Калифорнийском университете. Во Франции, как и в США, она много общалась с русскими эмигрантами, но сами они с мужем Борисом Мессерером вернулись в Москву, куда возвращались и в дальнейшем из всех поездок, как по стране, так и по миру.

За эту свободу Белла Ахмадулина не платила ту цену, которую полжизни платил, например, Илья Эренбург - западник и космополит, знаток и ценитель современной французской и - шире - европейской - культуры, на протяжении многих лет бывший одним из самых нетерпимых, хлестких и жестких пропагандистов советского режима. В 1966 году Ахмадулина подписывала письма в защиту Андрея Синявского и Юлия Даниэля, в 1968 - редактора неподцензурного журнала "Синтаксис" Александра Гинзбурга, в 1980 году в "Нью-Йорк Таймс" были напечатаны ее заявления в защиту Андрея Сахарова и Льва Копелева, в 1982 году она обратилась к главе Грузии Эдуарду Шеварднадзе в защиту великого кинорежиссера Сергея Параджанова, а годом позже - к Ю. В. Андропову в защиту писателя Георгия Владимова. Эти качества она сохранила и при нынешнем режиме. В 2001 подписывала письмо в защиту независимости НТВ от государства, в 2003 - против войны в Чечне, в 2008 призывала к созданию мемориала памяти жертв политических репрессий. Это всё, понятно, мало помогало: Синявский, Даниэль, Гинзбург и Параджанов были арестованы и осуждены, Сахаров отправлен в ссылку, Копелев и Владимов вынуждены были эмигрировать, НТВ был разгромлен, война в Чечне продолжалась, мемориала памяти нет до сих пор, но Белле Ахмадулиной удалось сделать то, чего из известных советских литераторов не удалось почти никому. Из той когорты лириков-"шестидесятников", к которой ее принято было относить, ей одной удалось пройти свой жизненный путь, не нагнувшись и не поскользнувшись. Она не писала, подобно Евгению Евтушенко, поэму "Братская ГЭС"; она не пошла путем Андрея Вознесенского, посвятившего поэму "слушателям школы Ленина в Лонжюмо"; в отличие от Роберта Рождественского, не писала стихов и песен ни о Ленине, ни о БАМе.

Человеческую порядочность она сохранила не только на общественном уровне, но и на личном, что едва ли не сложнее. Ахмадулина ни о ком не писала гадостей: ее первый муж, Евгений Евтушенко, в изданном в начале 1990-х романе "Не умирай прежде смерти" описывал, как его первая жена морила клопов; второй муж, писатель Юрий Нагибин, которому она была чуть ли не пятой женой, оставил о ней в "Дневнике" страницы, полные злобы и желчи. Она же, ни с кем не сводя счеты, назвала свою книгу стихов и мемуаров "Друзей моих прекрасные черты"…

Жизнь Беллы Ахмадулиной - яркое доказательство того, что, при всей важности борьбы за свободу, куда важнее жить, внутренне оставаясь свободным человеком, совершая поступки, которые диктует тебе мировоззрение и совесть, не оглядываясь на то, что скажут ни на каком верху. Будучи выдающимся поэтом, эссеистом и переводчиком, Белла Ахмадулина прожила и жизнь выдающегося человека.