Обновление от 10.05.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Белле Ахатовне Ахмадулиной.


Передачи


Читает автор


Память о Белле


Новости


Народная любовь


Избранное:

Статьи

«Сны о Грузии»

Мировая культура понесла невосполнимую утрату – ушла из жизни наследница Золотого и Серебряного века Белла Ахмадулина. Для слуха многих грузин это имя овеяно особой магией. Долгие десятилетия имя Поэта было неразрывно связано с Грузией, ее историей, литературой, а ее жизнь и судьба осенены дружбой с выдающимися сынами Грузии – это Георгий Леонидзе, Симон Чиковани, Отар Чиладзе и многими другими. С самых молодых лет Белла переводила на русский язык произведения не только вышеназванных поэтов, но и Николоза Бараташвили, Галактиона Табидзе, Тициана Табидзе, Анны Каландадзе – всего более двадцати имен грузинской, абхазской, армянской и балкарской поэзии. Стихи о Грузии и переводы были изданы в издательстве «Мерани» в 1979 году. Редактор–составитель этого уникального сборника, давно ставшего библиографической редкостью – безвременно ушедший от нас блестящий критик и литературовед Георгий Маргвелашвили, один из первооткрывателей таланта Ахмадулиной, до конца своих дней друживший с ней. Книга открывалась его предисловием, по сей день сохраняющим свежесть восприятия и глубину понимания таланта и творчества поэта и переводчика. Первое стихотворение этой поистине драгоценной книги «Сны о Грузии» заканчивалось знаменательной строфой:

Пусть всегда мне будут в новость

Родины родной суровость,

Нежность родины чужой.

Я не в силах выразить чувства нежности, восхищения и благодарности за все, что сделала Белла Ахмадулина для грузинской литературы. В память о ее подвиге я привожу здесь известное стихотворение, говорящее о ее глубинных связях с Грузией.

Я столько раз была мертва

Иль думала, что умираю,

Что я безгрешный лист мараю,

Когда пишу на нем слова.

Меня терзали жизнь, нужда,

Страх поутру, что все сначала.

Но Грузия меня всегда

Звала к себе и выручала.

До чудных слез любви в зрачках

И по причине неизвестной,

О, как, когда б вы знали, — как

Меня любил тот край прелестный.

Тифлис, не знаю, невдомек —

Каким родителем суровым

Тифлис, ты мне не объяснял,

И я ни разу не спросила: