Обновление от 10.05.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Белле Ахатовне Ахмадулиной.


Передачи


Читает автор


Память о Белле


Новости


Народная любовь


Избранное:

Статьи

Тема природы в поэзии Беллы Ахмадулиной

У лирической героини - благоговейное отношение к природе как к величайшему таинству, перед которым она ощущает себя слабой и недостойной. Особенно молитвенное отношение к снегу ("благодать уж сыплется"), к зиме - героиня испытывает стыд перед ее абсолютной белизной, чистотой, совершенством, отвращение к своим следам и даже тени на снегу: "Иду и хоронюсь от света, // Чтоб тенью снег не утруждать"; "Не время ль уступить зиме, // с ее деревьями и мглою, // чужое место на земле, // некстати занятое мною?" ("Пейзаж", "Дождь и сад", "Препирательства и примирения"). Этот мотив: восприятие природы, причем самой обыденной, как чего-то безмерно превосходящего, стремление преклониться перед ней или вовсе самоустраниться - наиболее характерен для Б. Ахмадулиной и выделяет ее на фоне традиций отечественной поэзии.

Для ранней лирики показателен образ дождя, постоянного спутника героини, знаменующей романтический бунт против мещанского благополучия и "сухости" [аллегорическая и фантастическая поэма "Сказка о дожде" (1963): "И - хлынул Дождь! Его ловили в таз. // В него впивались веники и щетки. // Он вырывался. Он летел на щеки, // прозрачной слепотой вставал у глаз"]. В зрелой лирике центральным является образ сада - многозначный, вбирающий в себя память о прошлом столетии, о дворянской усадьбе ("Останемся в саду минувшего столетья", "столетьем прошлым пахнет сад") и вместе с тем воплощающий вечное великолепие природы с ее дремотной глушью и сверкающими соблазнами, "лавиной многоцветья" ниспадающей в реку и струящийся подобно дождю, - образ, в котором сладость ностальгии смешана с роскошью фантазии ("Сон", "Сад", "Сад-всадник", "Дождь и сад", "Глубокий нежный сад, впадающий в Оку. "). Эта поэтическая тяга к изобильной, торжественной природе проявляется и в многочисленных стихах о Грузии, воспевающих "таинственную новость", "нежность родины чужой" ("Тоска по Лермонтову" и др.).

Значима для Ахмадулиной тема взаимопроникновения слова и природы: поэтическое слово оказывается "просторней, чем окрестность. плодородней, чем почва", и вместе с тем тянется к природе, ее богатому, душистому словарю: "стих падает пчелой на стебли и на ветви, // чтобы цветочный мед названий целовать". Благодаря природе расширяется присутствие поэзии в мире - с наступлением зимы "стало Пушкина больше вокруг, // верней, только он и остался в уме и природе" ("Мы начали вместе: рабочие, я и зима. "; "Сад"; "Есть тайна у меня от чудного цветенья. ").

В стихах последнего периода возрастает значение точно зафиксированной даты: впервые в русской поэзии предпринимается попытка систематически раскрывать своеобразие не сезона или месяца (ср. "Апрель", 1959; "Осень", 1962), а отдельного дня, соединить лирико-философские обобщения с повседневной записью малейших изменений в жизни природы ("Пишу: октябрь, шестнадцатое, вторник - и Воскресенье бабочки моей. " и т. п. - "День 12 марта", 1981; "Ночь на 30 апреля", 1983, и др.).